Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть

    Китайский адвокат: В Китае любой может стать следующей жертвой

    Автор: Epoch Times | 12 апреля 2017, 12:57

    Китайский адвокат: В Китае любой может стать следующей жертвой
    Китайский юрист Юй Вэньшэн в Пекине 12 января 2017 года. Фото: Fred Dufour/AFP/Getty Images

    Юй Вэньшэн, известный китайский адвокат и правозащитник, недавно дал интервью китайскому изданию Epoch Times.

    ***

    — Откуда вы обычно получаете ежедневные новости? Вы смотрите телевизор?

    Юй Вэньшэн: Я получаю большую часть ежедневных новостей из Интернета. Сначала смотрю китайские источники новостей, чтобы получить некоторую информацию. Неполитические новости до некоторой степени точны. Для получения дополнительных данных мне нужно обойти интернет-брандмауэр. Можно узнать, что происходит в других местах, через социальные сети, такие как WeChat или другие приложения.

    Я не смотрю телевизор. На мой взгляд, китайское телевидение — это развлекательные программы или программы для «промывания мозгов».

    В качестве примера возьмём антияпонские программы. Очевидно, что Гоминьдан (китайское националистическое правительство, расположившееся теперь на Тайване), а не коммунистическая партия Китая, оказал наиболее серьёзное сопротивление японцам. Однако партия заявляет, что она именно победила японцев. Это явная ложь, так зачем смотреть? Некоторые вещи не соответствуют историческим фактам. Многие программы уничтожили историческую правду. Это полный обман.

    — Вы росли под постоянным влиянием коммунистической пропаганды?

    Юй Вэньшэн: Да. Полученное образование было идеологической обработкой, и история, которую нам преподавали, была фальшивой. Когда я был молод, я был полон решимости посвятить свою жизнь этой стране и партии, бороться с врагами, освобождать Тайвань и освобождать Америку, потому что американцы находились в бездне страданий, как нам говорили.

    Только в 11-12 лет я почувствовал, что меня обманули. Мой отец работал в туристическом агентстве и мог читать газеты из Гонконга и Тайваня. Он был занят в течение дня, поэтому приносил их домой, чтобы читать. Он не давал их никому из нас, но, когда он засыпал, я вставал и читал эти газеты. Так я узнал о зарубежной демократии. Это привело к тому, что я не сосредоточился на учёбе в средней школе. Я знал, что всё, чему нас учили, это чепуха.

    Власти контролируют СМИ и не позволяют другим выпускать газеты и телепередачи. Например СМИ сообщили, что на одном му земли (около 700 кв. м) можно вырастить тысячи килограммов зерна. Это всё ложь. Официальным СМИ нельзя доверять. Кроме того, Центральное телевидение (CCTV) стало политическим инструментом. Если они велят вам солгать, вы должны лгать. Они часто показывали по телевидению людей, кающихся на публичных судебных процессах и в средствах массовой информации до реального судебного разбирательства. Это нарушает основные законы и правовые процедуры.

    Мои собственные источники в СМИ были немного лучше. Можно было говорить свободно, но теперь даже это не разрешено. Многие люди были арестованы за публикацию своих идей и мнений, и их статьи были удалены. Моя статья тоже была удалена. 

    — Как вы думаете, можно ли изменить статус-кво в Китае?

    Юй Вэньшэн: Прежде всего люди должны задуматься. Сегодняшние китайцы немые. Они заботятся только о себе. Они не заботятся о других и думают только о себе. Они не считают, что люди, которые умерли от рук властей за то, что отстаивали свои права, стояли на их стороне. В один прекрасный день мы можем стать следующими жертвами. Тогда кто нам поможет? Если никто не говорит, то как может один человек противостоять мощному режиму? Это невозможно. Только если все действительно очнутся, может произойти изменение в социальной системе.

    Не так много открывших глаза людей в Китае. Я могу назвать себя таким. Несмотря на то что я не был в первых рядах, меня арестовали. Власти побудили меня стать правозащитником.

    Люди должны научиться думать. Почему они должны отдать свою жизнь коммунистической партии? Почему они должны любить партию? Почему они должны любить и благодарить правительство? Правительство и партия должны благодарить людей! Партия не растила нас, не кормила, не давала одежду. Мы дали им пищу и одежду. Если бы мы не выращивали зерновые и овощные культуры и не производили различные продукты, что бы они ели и пили? У них не было бы ничего. В нынешней ситуации из каждых десяти килограмм продуктов питания, которые мы производим, они берут девять и дают нам один. Потом говорят, что они нас кормили.

    — Что вы можете сказать об инциденте 9 июля?

    Юй Вэньшэн: Вы имеете в виду охоту на адвокатов 9 июля? Меня тоже поймали. В ночь на 6 августа полиция ворвалась в мой дом и арестовала меня. В первые 24 часа ареста я подвергался насилию. Они ограничили меня в пользовании туалетом, что было очень негуманным. Первые 10 часов мои руки были в наручниках за спиной. Следующие 14 часов руки были спереди, но тоже в наручниках, это было похоже на пытку.

    Вскоре после освобождения я узнал, что защитники адвоката Ван Цюаньчжана, арестованного 9 июля, были вынуждены отказаться от его дела. Я нашёл жену Вана и сказал ей, что готов быть его адвокатом. Таким образом я стал защитником Ван Цюаньчжана.

    Я ездил в Тяньцзинь не один десяток раз. На этапе расследования я попросил встречи с Ваном. Они не разрешили, мотивируя тем, что это поставит под угрозу национальную безопасность. Однако милиция признала мой статус адвоката.

    Дело было передано в прокуратуру 7 августа 2016 года, но она не признавала меня защитником Вана под предлогом, что Ван Цюаньчжан опубликовал заявление об отказе от адвоката. Согласно закону, должно быть письменное уведомление о том, что защитник был принудительно уволен. Мы не получили письменного уведомления об отстранении меня или адвоката Чэн Хая. Так называемое устное заявление не имело юридической силы.

    Инцидент 9 июля можно назвать мелкомасштабной «культурной революцией». Они начали подавлять адвокатов и правозащитников. Такого рода вещи происходят только в фашистских странах, но это произошло в Китае в XXI веке.

    Благодаря усилиям юристов и их семей инцидент 9 июля привлёк международное внимание. Я восхищаюсь теми, кто поддерживает арестованных правозащитников. Как доверенное лицо Ван Цюаньчжана, я буду продолжать прилагать усилия, чтобы Вана освободили раньше. Его жена, Ли Вензу, сильная женщина. Она заручилась поддержкой многих людей во всех сферах жизни во всём мире. Я поддерживаю и уважаю всё, что она делает. Я очень рад, что у Ван Цюаньчжана такая хорошая жена.

    — Вы искали адвоката Ван Юй?

    Юй Вэньшэн: В октябре 2014 года меня арестовали за поддержку зонтичного движения в Гонконге. Ван Юй и её муж Бао Хунцзюнь стали моими адвокатами. Они много сделали для меня. Без их усилий меня могли бы отдать под суд, как и других. В то время было арестовано 33 человека. Я был единственным, кого освободили через три месяца.

    Власти говорят, что Ван Юй сейчас на свободе, но никто не видел её. Я думаю, что она, возможно, находится под домашним арестом. Моя жена и я решили пойти к ней и выяснить, как обстоят дела. Мы отправились в её дом во Внутренней Монголии, но её там не было. Это подтверждает, что Ван Юй не была отпущена на свободу.

    — Следят ли за вами сейчас?

    Юй Вэньшэн: Когда меня выпустили, власти строго следили за мной. Иногда агенты сопровождали меня, когда я выходил из дома. Теперь я привык к этому и больше не боюсь слежки. Чего бояться? Тем не менее я действительно должен учитывать безопасность других. Меня не волнует моя собственная безопасность.

    Однажды я пошёл пообедать с друзьями. Милиция позвонила одному из моих друзей и спросила, где мы находимся и есть ли среди нас «подозрительные» люди. Мой друг поднял глаза и увидел камеру, так что они могли ясно видеть, что я здесь. Именно тогда я понял, как много камер может быть использовано властями. Нигде в Китае вы не чувствуете себя в безопасности.

    — Как вы защищаете свою жену и детей в вашем нынешнем положении?

    Юй Вэньшэн: До инцидента 9 июля многие друзья советовали моей жене и детям уехать за границу, потому что на членов семей адвокатов часто оказывалось давление. Однако моя жена не хотела покидать меня. Она хотела быть со мной, поэтому не уехала.

    Я тоже не хотел уезжать. Оставаясь в Китае, я всё ещё могу что-то сделать и внести свой вклад в защиту прав человека. Я постараюсь избежать рисков, чтобы не навлекать опасности и не причинять беспокойства моей семье. Моя жена и я использовали специальные телефоны, чтобы она всегда могла найти меня.

    Однако в сегодняшнем Китае никто не может гарантировать подлинную безопасность. Перед лицом властей я не в силах самостоятельно защитить свою жену и детей. Никто не может защитить кого-либо ещё. Нельзя спасти себя, не говоря уже о членах семьи.

    В прошлый раз милиция сломала замок и ворвалась в наш дом, чтобы арестовать меня на глазах жены и детей. Если вы их не слушаете, они вас арестуют. У них есть оружие, и чтобы сохранить свою власть, они могут им воспользоваться. За последние несколько десятилетий было убито огромное количество невинных людей. Их слишком много, чтобы сосчитать. Их десятки миллионов. В глазах партийных чиновников жизнь людей не имеет значения. Только власть имеет значение для них.

    За время правления коммунистической партии в Китае многие люди, призывающие к демократии, были убиты. Их слишком много: Чжан Чжисинь, Линь Чжао и т. д. Все так отдали свои жизни. Когда коммунисты пришли к власти, они убили миллионы «контрреволюционеров». От так называемого голода умерло более 40 миллионов человек. «Культурная революция» убила ещё несколько миллионов. Сколько людей было убито за шестьдесят лет? Невозможно сосчитать.

    Благодаря внутренним и внешним усилиям сегодняшнее общество, по-видимому, улучшилось по сравнению с прошлым обществом. Однако с XVIII партийного съезда в 2012 году правовое регулирование в Китае ухудшалось всё больше. Власти могут арестовать кого угодно в любое время.

    Тем не менее власти заявляют, что есть демократия, свобода и верховенство закона. Они носят демократию, как пальто, и боятся его снять. Если это так, то мы должны потребовать, чтобы государство было принципиально демократичным и защищало нас этими законами. Мы должны делать что-то, чтобы пробудить больше людей. Если все проснутся, тогда, естественно, проявится демократия. Конечно, те, кто идёт на фронт, могут понести потери, вплоть до своей жизни.

    Насколько я знаю, все адвокаты, арестованные 9 июля, подверглись различным видам пыток втайне, что является обычным средством обращения с политическими заключёнными в Китае. Чтобы сохранить своё господство, власти заставляют вас уступить, когда задерживают вас. Несоблюдение их требований приведёт к жестоким пыткам, тогда жизнь покажется хуже смерти.

    Если они снова арестуют меня, я спокойно отнесусь к этому. Если меня убьют, надеюсь, что международное сообщество и правозащитники позаботятся о моей жене и детях.

    Версия на английском

    3
    2
    2
    2
    2
    1
    Heart eye
    Haha
    Sad
    Clapping
    Angry
    Nogood

    по теме:

    #Права человека #Современный Китай