Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть

    Китайский профессор о «мягкой силе» Китая в Австралии

    Автор: Epoch Times | 17 июня 2017, 13:42

    Китайский профессор о «мягкой силе» Китая в Австралии
    Китайский танец с драконом. Фото: Wikipedia Commons

    В марте этого года профессор Сиднейского университета Чонгье Фэн был задержан китайскими официальными лицами перед тем как улететь домой в Сидней. Его допрашивали десять дней прежде чем разрешили вернуться в Австралию. В этой статье Чонгье Фэн рассказывает о пережитом и о том, как китайская «мягкая сила» действует в Австралии.

    Вечером 1 апреля после посадки в самолёт я нервно ждал, пока дверь салона закроется, чтобы позвонить по телефону моей матери и сказать, что я в безопасности и возвращаюсь в Австралию.

    Мать ответила дрожащим голосом: «Ты испугал меня почти до смерти. Никогда больше не возвращайся в Китай».

    В слезах я утешил её: «Не волнуйся. Китай изменится. Я вернусь».

    Я знал, что моя мать очень хочет видеть меня, но боится, что я снова попаду в руки сотрудников китайского аппарата безопасности. У меня была бессонная ночь в небе. Мысли переполняли меня. Кошмарные сцены допросов снова и снова проходили перед глазами.

    Во время моей поездки в Китай для исследовательского проекта о китайских юристах-правозащитниках сотрудники службы безопасности в Куньмин задержали меня 20 марта по обвинению в «угрозе безопасности государства». Допросы продолжались в Гуанчжоу в течение следующих десяти дней. Мне было запрещено покидать Китай, я не мог вернуться домой в Австралию.

    Представитель пресс-службы МИД Китая рассказал мировым СМИ на пресс-конференции, что меня держат в Китае, чтобы помочь расследованию. Но я не мог понять, какому расследованию я должен был помочь, поскольку вопросы охватывали множество тем: от моей академической деятельности до моей общественной жизни.

    Следователи сказали мне, что решение о моём освобождении зависит от качества моих ответов и моего отношения к сотрудничеству.

    Чтобы обеспечить качество ответов и доказать моё хорошее отношение, они хотели проверить меня на детекторе лжи. Я отклонил их требование, и они были явно не удовлетворены моими ответами. Я знал, что истинная причина моего задержания заключалась в том, что они хотели запугать меня, чтобы я перестал критиковать режим и бороться за права человека, и потом показали бы пример раскаявшегося диссидента.  

    К счастью, я был освобождён благодаря вмешательству правительства Китая на высшем уровне. Они посчитали, что международное возмущение наносит ущерб репутации Китая и их дипломатии с Австралией и США. Выйдя из аэропорта Сиднея и увидев дюжину друзей, которые ждали меня ранним утром 2 апреля, я очень обрадовался и глубоко почувствовал, насколько драгоценна для меня свобода.

    Австралия — демократическая страна, которая уважает культурное разнообразие и способствует равенству всех этических и культурных групп. Однако даже моя свобода в Австралии всё более подвергается угрозе со стороны «мягкой силы» Китая.

    Замечательно, что китайским общинам в Австралии разрешено создавать всевозможные ассоциации, управлять средствами массовой информации на китайском языке и сохранять национальные культурные традиции и обычаи. Это совместимо с универсальными правами человека.

    Однако китайский коммунистический режим воспользовался этими институциональными механизмами либеральной демократии для продвижения своей идеологии, в частности стратегии «единого фронта».

    Стратегия единого фронта состоит из двух частей: единство китайцев под руководством коммунистической партии Китая и борьба не на жизнь, а на смерть против врагов государства.

    Согласно моему опыту и наблюдению, влияние китайской компартии в Австралии проявляется в следующих трёх областях.

    Во-первых, компартия расширила свои связи, чтобы доминировать в местных китайских СМИ в Австралии. С амбициозной целью создания «дискурсивной власти» в мире Центральный отдел пропаганды компартии принял и реализует «Великую программу внешней пропаганды». Миллиарды долларов предоставлены крупным государственным средствам массовой информации для создания филиалов за рубежом и патриотическим китайским бизнесменам для создания про-китайских СМИ.

    Бюро по делам иностранных дел Государственного совета КНР и «Служба новостей» Китая совместно финансировали и организовывали проводящийся раз в два года форум для международных СМИ на китайском языке с 2001 года. Организаторы оплачивают все путевые расходы для участников, главным образом владельцев и главных редакторов зарубежных китайских СМИ, а также организуют осмотр достопримечательностей и встречи с китайскими правительственными лидерами.

    Китайские власти могут предоставить или лишить возможности для бизнеса в Китае владельцев зарубежных китайских СМИ. Они могут также разрешить или блокировать размещение рекламных объявлений для китайских компаний в зарубежных китайских СМИ.

    Благодаря принуждению и поощрению китайские власти создали финансовые и политические императивы для зарубежных китайских СМИ, чтобы они «рассказывали о Китае хорошо» от имени партии.

    Согласно официальной трактовке, компартия добилась необычайного экономического роста и вызволила более 300 миллионов китайцев из нищеты с 1980-х годов; компартия была выбрана историей и китайским народом, чтобы править Китаем всегда; без коммунистического правления Китай погрузится в хаос; компартия ведёт Китай к великому национальному возрождению, но внутренние и внешние враждебные силы пытаются помешать или даже уничтожить Китай.

    Си Цзиньпин тоже призвал зарубежные китайские СМИ «хорошо рассказывать о Китае».

    Во-вторых, китайские власти контролируют некоторые организации гражданского общества в Австралии для расширения государственной власти Китая. Например, Австралийский совет по содействию мирному воссоединению Китая подчиняется Пекинскому совету по содействию мирному национальному воссоединению Китая, который является центральным объединённым фронтом компартии и Китайской народной политической консультативной конференции.

    Австралийская федерация китайских зарубежных ассоциаций поддерживается генеральным консульством Китая в Сиднее и служит китайскому правительству. Она включает более 30 китайских ассоциаций в Сиднее.

    Посольство Китая финансирует Федерацию китайских учёных в Австралии для проведения ежегодных симпозиумов и других мероприятий с 2008 года. Его цель заключается в том, чтобы выдающиеся китайско-австралийские учёные делились передовыми исследованиями во всех областях и налаживали сотрудничество со своими коллегами в Китае.

    Генеральное консульство Китая в Сиднее и Управление иностранных дел Китая при Государственном совете КНР совместно финансируют творческую группу Huaxing Art, чтобы представлять «красные концерты», песни и танцы, восхваляющие героический путь коммунизма в Китае. В основном это делают официальные труппы из Китая.

    Управление иностранных дел Китая и местные органы власти финансируют и организуют регулярные учебные программы для зарубежных китайских лидеров. Их целью является то, чтобы эти лидеры ознакомились с работой единого фронта и поделились своим опытом.

    В-третьих, китайское правительство организует фонды в университетских городках австралийских университетов. К ним относятся Институт австралийско-китайских отношений при Технологическом Университете Сиднее и Австралийско-Китайский институт искусств и культуры Западного Сиднейского университета, а также десятки институтов Конфуция в крупнейших австралийских университетах.

    Китайские власти оказали большое влияние на формирование общественного восприятия и мнений о Китае и даже на государственную политику в отношении Китая.

    Учитывая, что большинство китайских мигрантов в Австралии полагаются на китайские СМИ для получения информации и культурного руководства, доминирование компартии в китайских местных средствах массовой информации означает, что эти люди всё ещё находятся под влиянием государственной идеологии режима. Это, в свою очередь, приводит к широко распространённому когнитивному диссонансу, психологическому расстройству у людей и автоматически устраняет неприятные факты и неудобные истины.

    Одним из политических последствий является то, что большинство китайских мигрантов в Австралии не отличают компартию от китайской нации. Они рассматривают антикоммунистические идеи и действия как антикитайские и дискриминируют всех, кто не согласен с коммунистической пропагандой.

    Мифы о «Китайской модели» и зависимости мировой экономики от Китая стали популярны за пределами китайской диаспоры в Австралии. Некоторые политики, бизнесмены, журналисты и учёные в Австралии считают, что коммунистический Китай предложил альтернативный путь к процветанию без демократии.

    Китайская компартия пытается скрыть или исказить факт, что именно коммунистический режим обрёк всё население страны на бедность, настаивая на «командной экономике» и изолировав Китай от внешнего мира на 30 лет.

    Китайский народ смог избавиться от нищеты только тогда, когда контроль компартии с целью обогащения был ослаблен. Быстрый экономический рост в Китае с 1980-х годов стал результатом использования беспрецедентной глобализации и импорта технологий и навыков из демократического и капиталистического мира. Это обычное явление для любой нации в период индустриализации и урбанизации, характеризующийся стремительным ростом стоимости земли и эффективным использованием труда сельских жителей.

    Более того, коммунистическая диктатура сделала социальные издержки экономического роста исключительно острыми, что привело к большой социальной несправедливости, всеобъемлющему нарушению прав человека, моральной дегенерации и экологическому разрушению. Золотой век здорового и справедливого развития Запада в 1950–1970-х годах вообще не привлекал коммунистические китайские власти.

    То, что оценивается как «модель Китая», на самом деле является странным брендом и наихудшей формой капитализма, сочетающей коммунистическую жестокость с неолиберальной жестокостью. Эта комбинация обеспечивает эффективность благодаря экстраординарным механизмам, таким как государственный корпоратизм, экстремизм в развитии, запрет на коллективные переговоры независимых профсоюзов и принесение в жертву социальной справедливости и окружающей среды для получения прибыли.

    Комбинация странная и ироническая в том смысле, что целью коммунизма является ликвидация капитализма, но коммунизм в Китае теперь женат и паразитирует на капитализме.

    Свобода — это самое ценное, что есть у человечества. Режимы, в которых живут люди, оказывают большое влияние на эту свободу. По своей природе коммунистический режим несовместим с правами человека и верховенством закона.

    Когда мы имеем дело с коммунистическим режимом, мы, сторонники свободы и демократии, должны противостоять давлению и обольщению диктатуры. Мы всегда должны твёрдо придерживаться и защищать общечеловеческие ценности в области прав человека. Торговля важна для создания богатства и рабочих мест, но в открытом и демократическом обществе коммерческие выгоды никогда не должны превалировать над правосудием и всеобщими правами человека.

    Вместо подчинения коммунистической идеологии и снижения международных стандартов, китайская диаспора в Австралии должна искренне наслаждаться свободами демократического мира. При этом китайцы могут проявить нравственное мужество и ответственность, поощряя компартию отказаться от коммунистического самодержавия в пользу демократии и верховенства закона.

    Автор: Чонгьи Фэн, профессор в Технологическом университете Сиднея

    Источник: The Conversation

    3
    1
    1
    1
    1
    1
    Clapping
    Heart eye
    Haha
    Sad
    Angry
    Nogood

    по теме:

    #Современный Китай #Права человека