Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть

    Почему китайский юань не станет мировой резервной валютой

    Автор: Валентин Шмид | 25 мая 2017, 17:43

    Почему китайский юань не станет мировой резервной валютой
    Фото: STR/AFP/Getty Images

    Всякий раз, когда кто-то становится слишком авторитетным и важным, другие игроки, которые не в состоянии составить конкуренцию, призывают его соперника. Это касается спорта, бизнеса и даже валют.

    Поскольку доллар настолько силён и влиятелен, многие страны радовались, когда появился евро, чтобы обеспечить противовес, если уж не оспорить позицию доллара.

    Евро в конечном счёте обеспечил этот противовес, но так и не сумел свергнуть доллар как самую передовую резервную валюту мира. По данным поставщика платёжных услуг SWIFT, евро используется в 30% всех глобальных платежей. Доллар по-прежнему остаётся номером один с 40%.

    А как насчёт китайской валюты, юаня, который, как предсказал инвестиционный банк HSBC, станет третьей по величине мировой торговой валютой? Является ли юань последним претендентом на высший статус доллара? Вряд ли.

    Только 16% китайской торговли производится в юанях, а доля глобальных платежей занимает шестое место всего лишь с 1,78%, что ниже доллара, евро, фунта, иены и даже канадского доллара.

    Справедливости ради следует отметить, что руководство Китая никогда не стремилось к тому, чтобы юань обогнал доллар. В основном западные сторонники, такие как HSBC, смотрели на экономический рост страны и применяли его к валюте.

    Многие специалисты также полагали, что юань займёт более сильную позицию после победы Дональда Трампа на президентских выборах в ноябре прошлого года.

    «Американский доллар больше не является безопасным. Существует альтернатива — юань», — сказал в ноябре CNBC Дарил Гаппи, исполнительный директор Guppytraders.

    Резервные качества

    Но какой же должна быть валюта, чтобы стать мировой резервной валютой? Станет ли юань когда-либо таковой и пытается ли китайское руководство заменить им доллар?

    Согласно отчёту инвестиционного банка Natixis, есть четыре функции мировой резервной валюты для частного и государственного секторов.

    Первая — средство обмена. В платежах в частном секторе мы уже видели, что доля юаня незначительна по сравнению с евро и долларом. Согласно отчёту, использование юаней в торговле с Китаем и его инвестициях относительно невелико и больше не растёт.

    Платежи в государственном секторе между правительствами и центральными банками ведутся через линии свопа центрального банка. Они позволяют центральным банкам разных стран выпускать деньги, которые не являются их собственностью. Например, во время финансового кризиса 2008 года Федеральный резерв предоставил Центральному банку мира ликвидность на сумму порядка $620 млрд. Линии обмена в Китае составляют $430 млрд, но почти никогда не используются.

    Вторая функция — хранилище ценностей, так что частные игроки могут инвестировать свои деньги в активы юаня, такие как акции и облигации, и сохранять свою покупательную способность. Кроме того, иностранная собственность на китайские акции не очень велика и составляет около 0,8%, а для китайских облигаций — лишь немного больше 2%. С 2014 года также уменьшаются депозиты и займы иностранных банков в Китае.

    В запасах иностранной валюты в центральных банках доля юаня составляет 1%, несмотря на включение его в конце 2016 года в корзину СДР (специальных прав заимствования, SDR) Международного валютного фонда. Доллар по-прежнему занимает львиную долю в 64%.

    Третья функция — это так называемая единица расчёта. Это означает, что торговые счета, например, выписываются в юанях, а затем оплачиваются тоже в юанях, а не в долларах. Даже в Австралии, одном из крупнейших торговых партнёров Китая, только 0,5% экспорта в Китай осуществляется в юанях.

    Для официальной расчётной единицы другой стране необходимо привязать свою валюту к юаню, но, учитывая относительно закрытые счета операций с капиталом в Китае, этого ещё не произошло. По крайней мере, юань теперь является частью SDR, который функционирует как расчётная единица для МВФ, но он имеет только 10,9-процентный вес.

    Чжоу Сяочуань, управляющий Народным банком Китая, в Пекине 12 марта 2015 года. В отличие от западных учёных, китайский центральный банк никогда не хотел, чтобы юань заменил доллар. Фото: Feng Li/Getty Images

    Наконец, валюта должна иметь развитые рынки с фиксированным доходом, где платежи можно осуществлять в виде банковских депозитов или облигаций.

    Несмотря на выпуск корпоративных облигаций в Китае, иностранцы не покупают их, а рынок государственных облигаций Китая остаётся небольшим по сравнению с рынками в США и Европе.

    Кроме того, банковские депозиты в юанях в так называемых глобальных клиринговых центрах тоже падают. Например, в Гонконге только 5% всех банковских депозитов находятся в юанях и 37% в долларах.

    Это, однако, может быть разочарованием не для китайских властей, а скорее для их западных сторонников. Китайцы всегда выступали за международное решение о замене доллара США, именно в форме СДР. К этому призвал управляющий центрального банка Китая Чжоу Сяочуань, выступая в 2009 году в Совете по международным отношениям.

    «Поэтому желательной целью реформирования международной валютной системы является создание международной резервной валюты, не связанной с отдельными странами», — сказал он.

    Не связанной с долларом, да, но и не связанной с юанем.

    Версия на английском

    1
    1
    1
    1
    1
    1
    Heart eye
    Haha
    Sad
    Clapping
    Angry
    Nogood

    по теме:

    #Экономика Китая