Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть

    Почему новый Шёлковый путь холодно встречают на Западе

    Автор: Epoch Times | 11 апреля 2017, 15:24

    Почему новый Шёлковый путь холодно встречают на Западе
    Продукция китайской компании Tianwei Yingli Green Energy Resources Co., Ltd., приготовленная для отправки за рубеж, 24 июня 2009 года, Баодин, Китай. Фото: Feng Li/Getty Images

    Пекин готовится к крупному дипломатическому наступлению. В мае он будет приветствовать Владимира Путина среди 20 международных лидеров на саммите по строительству нового Шёлкового пути. Речь идёт о китайском мега-проекте «Один пояс — один путь».

    Проект включает инвестиции в размере $1 триллиона (£804 миллиарда) для прокладки транспортных и торговых путей из Китая в Евразию и Юго-Восточную Азию. Цель состоит в том, чтобы Китай стал глобальной опорой торговли и свободных рынков и закрепил своё место в качестве сверхдержавы XXI века.

    Однако пока западные лидеры не подтвердили своё участие в саммите. Что это означает?

    Проект «Один пояс — один путь» был представлен китайским президентом Си Цзиньпином четыре года назад. Он направлен на усиление влияния страны в то время, когда Европа всё ещё борется с последствиями финансового кризиса, а США при администрации Трампа пересматривают свою роль сторонника экономического либерализма.

    Проект имеет два направления. «Одна дорога» — это сеть автомобильных и железнодорожных линий грузоперевозок. «Один путь» — это морские торговые маршруты, начиная от развития порта в Малайзии и заканчивая новым соглашением о свободной торговле с Новой Зеландией. Сухопутные маршруты в основном ориентированы на Центральную Азию как наиболее реалистичный маршрут в Европу.

    Разблокировка Центральной Азии

    Пути из Китая через пять бывших советских республик в настоящее время осложнены задержками на границах, высокими таможенными пошлинами и плохими дорогами. К этому прибавляются огромные географические препятствия, особенно горные хребты в Кыргызстане и Таджикистане.

    Для этих стран тесные связи с Европой и Ближним Востоком и потенциальный доступ к морским портам предоставляют большие торговые возможности и дополнительные доходы от транзитных сборов на путях в Китай и из Китая. Каждая республика была в восторге от участия в проекте. Уже построены железнодорожные линии из Китая в Иран и Афганистан через регион.

    Другие запланированные инвестиции включают новую автомагистраль, связывающую север и юг Кыргызстана, и шоссе между ним и Узбекистаном. В Узбекистане также есть железнодорожный туннель «Ангрен-Пап», газопровод «Туркменистан-Узбекистан-Кыргызстан» и автодорога «Душанбе-Куляб-Хорог-Кульма-Карокурум».

    Дипломатические отношения Китая с республиками очень тёплые, в некоторых случаях теплее, чем у России. Тем не менее проблемы всё равно могут появиться в ходе реализации проекта «Один пояс — один путь».

    Инвестиции могут замедляться из-за незавершённой демаркации границы и споров в нескольких неурегулированных районах, особенно между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Существует также настороженное, а иногда и враждебное отношение местного населения к китайским мигрантам и рабочим, особенно в Казахстане. Это потенциальная проблема, учитывая, что цена инвестиций из Пекина — это часто китайские компании, выигрывающие контракты и поставляющие рабочую силу и оборудование.

    Поэтому китайцам, возможно, придётся приложить дипломатические усилия для урегулирования вопросов в среднеазиатских республиках. Руководителям пяти республик также стоит стать более открытыми со своими гражданами в отношении того, как они планируют осуществлять проект «Один пояс — один путь», вопреки часто непрозрачным бизнес-операциям в регионе.

    Россия очень заинтересована в проекте, несмотря на отсутствие на сегодняшний день каких-либо инициатив. Отношения между Китаем и Россией имеют  «холодно-сердечный» характер. Страны имеют обоюдный взгляд на некоторые международные проблемы, такие как в Сирии, и мирное сосуществование в Евразии.

    Китайские инвестиции в Центральную Азию являются потенциальным предметом раздора, поскольку Россия удерживает Казахстан, Кыргызстан и, возможно, Таджикистан на своей орбите через Евразийский экономический союз (ЕЭП). Россия может извлечь выгоду из нового проекта, который способствует стабильности в регионе, но ей нужны гарантии того, что «Один пояс — один путь» не подорвёт экономическую значимость Евразийского экономического союза.

    Россия и Китай сделали совместное заявление по проектам Евразийского экономического союза и нового Шёлкового пути в 2015 году, но оно было неопределённым и осторожным. Китайцы будут рады, если Путин приедет на саммит в следующем месяце, но его активная поддержка для них важнее.

    Реакция Запада

    ЕС обходит молчанием проект «Один пояс — один путь». И это несмотря на его очевидное геополитическое и экономическое значение : в 2015 году объём торговли с Китаем составил $593 млрд. Отчасти позиция Европы может быть объяснена Брекситом; ростом национализма в ряде европейских государств; европейскими трудовыми нормами и стандартами; всё ещё неясной степенью участия китайских компаний и общим кризисом еврозоны.

    При этом государства-члены ЕС обычно предпочитают двусторонний подход или субрегиональные рамки сотрудничества. И с экономической точки зрения «Один пояс — один путь» — это палка о двух концах. Связи должны приносить пользу всем. Но более конкурентоспособные китайские товары, наводняющие Европу, представляют собой потенциальную угрозу, если члены ЕС не смогут координировать свои действия. Расширение возможностей также может поощрять торговцев людьми, организованную преступность и фальшивомонетчиков.

    Другие западные страны тоже довольно безразличны к проекту. Только Новая Зеландия объявила о своём участии в проекте «Один пояс — один путь». Венгрия и Чехия тоже в числе участников. Австралия отказалась от участия, несмотря на визит китайского премьера.

    Очевидно, Китаю предстоит ещё многое сделать, чтобы убедить мир в преимуществах его большой инициативы. Политические вопросы и проблемы безопасности могут оказаться непреодолимыми, если Пекин не сможет договориться с соседями и основными соперниками.

    Это потребует политического и дипломатического терпения. Майский саммит, скорее всего, будет посвящён установлению связей, чем принятию важных решений и заявлений. Ирония заключается в том, что, хотя проект «Один пояс — один путь» и нацелен на облегчение инфраструктуры и взаимодействия, его реализация выглядит как длинная и очень ухабистая дорога.

    Автор: Филиппо Коста Буранелли, Университет Сент-Эндрюса, Шотландия

    Источник: The Conversation

    Мнение редакции «Великой Эпохи» может не совпадать с точкой зрения автора статьи 

    2
    2
    2
    2
    2
    1
    Heart eye
    Haha
    Sad
    Clapping
    Nogood
    Angry

    по теме:

    #Современный Китай #Экономика Китая