Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть

    Тёмные истоки коммунизма. Часть 3

    Автор: Джошуа Филлип | 06 июля 2017, 21:18

    Тёмные истоки коммунизма. Часть 3
    «Триумф гильотины», картина XVIII века Николаса-Антуана Тауная. Фото: Public Domain

    Французская революция (1789–1799 гг.) оказала большое влияние на Карла Маркса. Мы уже писали о Гракхе Бабёфе, первом революционере-коммунисте, и его прямом влиянии на Маркса, а также о Максимилиане Робеспьере, чьё «царство террора» оказало сильное влияние как на Бабёфа, так и на Владимира Ленина.

    Каковы были идеи, побудившие Робеспьера установить царство террора? Какой была окружающая среда, которая вдохновила атеистическую ненависть, лежащую в основе движения дехристианизации в период Французской революции? И что вдохновило революционные бунты, которые продолжались и в XIX, и XX веках?

    Чтобы понять это, нам нужно взглянуть на культурную и философскую среду в Европе во время Французской революции.

    Религия и политика

    Коммунизм зародился в середине-конце 1700-х годов. Это было время массовых религиозных и политических сдвигов.

    Рост протестантизма привёл к Великому пробуждению (религиозное движение в Новой Англии) в 1730-х и 1740-х годах, вызванному ростом недовольства внутри Католической церкви. Аналогичным образом американская революция (1775–1783 гг.) показала, что существует альтернатива королевскому правлению.

    Люди пришли к выводу, что могут жить независимо от существующих иерархий, они искали альтернативу преобладающим религиозным и политическим системам. Однако политические пути, которые Европа неизбежно принимала, были противоположны политическим путям Соединённых Штатов.

    «Британская свобода» и «Французская свобода» во времена Французской революции, карикатура 1792 года Томаса Роулендсона. Фото: Public Domain 

    Новая американская система пыталась добиться личной свободы, ограничивая правительство. Это позволило людям получить богатство и выбрать, как жить своей жизнью, опираясь на свободу воли.

    Новые европейские системы, направленные на то, чтобы лишить человека приверженности традициям, заменили индивидуальную веру государственными убеждениями и начали играть с идеей достижения равенства посредством государственного перераспределения. Эти цели можно было бы осуществить только через тоталитарную систему, которая могла бы подавить волю индивидуума.

    Всего через несколько лет после большевистской революции в России известный эссеист Г. К. Честертон написал 21 марта 1925 года, что новые коммунистические системы «не восстают против ненормальной тирании, они восстают против того, что, по их мнению, является нормальной тиранией».

    Иллюстрация E. Салливана к книге «Французская революция: история», написанной в 1837 году Томасом Карлайлом.

    Майкл Уолш в своей книге «Дворец наслаждений дьявола» писал, что эти проблемы сохраняются в современных западных обществах и «почти полностью вызваны нашим отказом от мифа, легенды и религии как ненаучных, и нашим принятием бесплодной идеи о возможности решить проблемы мира».

    Коммунизм — это не просто политическое движение, но и идеология со своей нравственной структурой и верой. Уолш пишет: «В годы „холодной войны“ критики на Западе отмечали, что Советский Союз и его доктрина марксизма-ленинизма очень похожи на новую религию».

    Он сказал, что эта «новая религия» коммунизма отражала структуру традиционных религий, у неё были свои «писания» (труды Маркса и Энгельса), а её руководители почитались как «пророки».  

    Чтобы понять оккультную и жестокую антирелигиозную природу этой новой религии, важно понять идеологическую среду, в которой она возникла.

    Секретные общества

    Хотя история иллюминатства, к сожалению, была омрачена тайными заговорами и обществами, его роль и влияние на современные идеологии коммунизма должна быть учтена.

    Троцкий писал: «В XVIII веке масонство стало проявлять воинственную политику иллюминатства, иллюминаты («просвещённые» или «просветлённые») были предшественниками революции».

    Он отметил, что те, кто был «слева» от иллюминатов, «достигли кульминации в Карбонари», ссылаясь на секретное революционное общество Карбонари в Италии. Это общество проявило себя во время наполеоновских войн, ему приписывается распространение социалистических идей.

    Иллюминатство было одной из многих оккультных философий того времени, с влиянием древних систем верований и геницизма. Оно основывалось на идее личного просвещения через разум, с большим упором на материализм и природу человека, часто с сильным антирелигиозным и антиправительственным подтекстом.

    Орден иллюминатов был одним из наиболее влиятельных, его основал революционер-оккультист Адам Вейсгаупт в Баварии, в 1776 году. Эта организация была известна своими многочисленными писаниями, призывающими к свержению религии и правительства. Они вели идеологическую борьбу с Розенкрейцерами, ещё одной оккультной сектой, которая была популярна в то время.

    Однако в 1786 году выборщик от Баварии Чарльз Теодор запретил все тайные общества и изъял переписку и писания Вейсгаупта и его последователей. Позднее правительство опубликовало их, чтобы уличить группы заговорщиков, стремящихся свергнуть правительства Европы.

    Баррюэль Огюстен, французский священник-иезуит, написал в своей книге 1797 года «Воспоминания о истории якобинства», что идеи Вейсгаупта были позже осуществлены якобинцами, группой, стоящей за царством террора во Французской революции. Робеспьер и Бабёф были её членами.

    Адам Вейсгаупт (1748–1830 гг.), основатель ордена иллюминатов в Баварии, 1776 год. Фото: Wikipedia Commons  

    Баррюэль писал, что якобинцы проповедовали идею о том, что «все люди равны и свободны», но во имя равенства и свободы они «растоптали алтарь и престол; они побуждали все народы к мятежу и стремились ввергнуть их в конечном итоге в ужасы анархии». Вейсгаупт тоже призывал к упразднению всего устоявшегося: правительства, наследования, частной собственности, патриотизма, семьи и религии. В его трудах мы можем найти многие из основных положений, о которых впоследствии говорил Маркс.

    Вейсгаупт также разработал идею об этапах цивилизации, позже отражённую Марксом в его теории шести этапов общества, с коммунизмом в качестве заключительного этапа. Последующие коммунистические лидеры использовали это, чтобы оправдать уничтожение всех других традиций и убеждений.

    Оккультный историк Неста Вебстер написала в своей книге 1912 года «Тайные общества и подрывные движения», что ни Французская революция, ни большевистская революция не возникли из-за условий их времени или прямого учения их лидеров.

    «Оба эти взрыва были произведены силами, которые, используя народные страдания или недовольство, уже давно набирают силу для атаки не только на христианство, но и на всё общество и моральный порядок».

    Тёмный оккультизм

    Во время Французской революции были популярны дискуссии о природе религии и политики во Франции, а также рассматривались и обсуждались все европейские и зарубежные идеологии.

    Многие французы начали подвергать сомнению церковь, и их сомнения были частично вызваны попыткой церкви подавить сомнения, особенно инквизицией, которая продолжала пытать еретиков до 1834 года в Испании. Французы начали отказываться от католицизма и выступать за другие варианты христианства, а также обратились ко многим тёмным оккультным практикам.

    На идеологии того времени влиял герметизм, а также тёмные оккультные секты гностицизма. Гностические культы часто включали части христианства и других конфессий, но в значительной степени выступали против христианской морали. Их основные убеждения сыграли ключевую роль в формировании моральных критериев в период Французской революции.

    Некоторые из этих убеждений были более откровенными по своей природе. Например, гностическая секта каинитов побуждала к прямому восстанию против нравственного порядка и призывала уничтожать творения богов и непосредственно участвовать в грехе.

    Другие приняли менее прямой путь и замаскировали свою природу завесой разума. Например, секта, известная как карпократы, отрицала божественность Иисуса и считала, что не следует соблюдать законы или правила поведения, вещи, которые они рассматривали как человеческие измышления.

    Историк Жак Маттер писал о карпократах в своей книге 1828 года «Критика гностицизма». Он отметил, что эта секта противостояла религии, и её последователи считали, что их отказ от ограничений делает их равными богам.

    Их вера в человеческую природу, а не в моральные устремления, была чем-то, что отражало материалистические идеологии, которые позже принял коммунизм. Идея заключалась в том, что, если природа имеет приоритет, тогда всё, что происходит от человеческой природы, является правильным, включая любое преступление и любой грех.

    Воинствующий атеизм

    Российский писатель и историк Александр Солженицын написал в 1983 году, что «в философской системе Маркса и Ленина и в основе их психологии ненависть к Богу является главной движущей силой, более фундаментальной, чем все их политические и экономические притязания».

    Он добавил: «Воинствующий атеизм — не просто случайный или маргинальный для коммунистической политики. Это не побочный эффект, а центральный стержень».

    Источник коммунистической идеологии — пропаганда человеческой природы, а не божественных устремлений, и разрушение морали.

    Это обожествление человеческой природы было ключевым элементом в социальной философии и оккультных институтах Французской революции.

    Первая государственная религия Французской революции, культ Разума, проявила тот же антирелигиозный пыл и приняла человеческий «разум» вместо веры в божественное. Жак Эбер и его последователи начали движение дехристианизации, чтобы клеветать и уничтожить христианство.

    Часть антихристианской навязчивой идеи культа Разума можно отнести к влиянию учения Вольтера, популярного философа того времени.

    Франсуа-Мари Аруэ (1694-1778 гг.), известный как Вольтер, философ и антирелигиозный писатель французского Просвещения. Фото: Wikipedia Commons  

    В своих письмах Вольтер часто ссылался на христиан и на церковь, как на «негодяев», и призывал «сокрушить негодяев». Он советовал одному из своих ключевых последователей, Жан-Батист ле Ронда Даламберу, использовать тактику: «ударить, но скрыть свою руку».

    В письме от 1765 года Вольтер писал: «Победа обеспечена для нас со всех сторон, и я могу заверить вас, что вскоре никто, кроме толпы, не будет следовать стандартам наших врагов, и мы одинаково осуждаем эту смуту, будь то для нас или против нас». В письме от 1768 года он отметил, «монстр» религии «должен пасть, пронзённый сотней невидимых рук. Да, пусть он падёт под тысячами нескончаемых ударов».

    Джон Робинсон, первый генеральный секретарь Королевского общества Эдинбурга в 1783 году, рассказал в своей книге «Доказательства заговора» 1797 года о заговорщиках, стоявших за Французской революцией, и отметил влияние Вольтера.

    Робинсон писал, что цель Вольтера и его последователей состояла в том, чтобы «уничтожить христианство и всю религию и добиться полной смены правительства». Он отметил, что Вольтер использовал идеологический подход, а массовые произведения «рассчитаны на то, чтобы воспламенить чувственные аппетиты людей и извратить их суждения».

    Солженицын полагал, что эта концепция лежит в основе многих бедствий, которые люди пережили при коммунизме. Он сказал: «Недостатки человеческого сознания, лишённого его божественного измерения, были определяющим фактором во всех главных преступлениях этого века».

    Когда люди теряют чувство моральной ответственности и человеческий разум с его безудержной волей и желаниями становится единственной основой понимания правильного и неправильного, что тогда побуждает людей выбирать? Солженицын отметил, что это была основная лазейка в коммунистической идеологии.

    «Когда внешние права совершенно не ограничены, зачем же предпринимать внутренние усилия, чтобы сдерживать себя от неблагородных поступков? — сказал он. — Или почему нужно воздерживаться от горящей ненависти, каковы бы ни были её основания, раса, класс или идеология? Такая ненависть на самом деле разъедает многие сердца сегодня. Учителя-атеисты на Западе воспитывают молодое поколение в духе ненависти к своему обществу».

    Общественная «добродетель»

    Подобная идеология прослеживается в учениях Жан-Жака Руссо, политического философа, который оказал большое влияние на Французскую революцию и современный социализм.

    Подобно гностическим сектам, Руссо считал, что характер и самобытность формируются после рождения, и проповедовал новое «добродетельное» социальное видение, которое, по его мнению, приблизило бы людей к необузданной человеческой природе.

    Среди его ключевых трудов была книга «Об общественном договоре», опубликованная в 1762 году. Книга содержит теории Руссо о том, как создать политическое общество, которое предназначалось для освобождения людей от рабства, чтобы они имели равные права.

    Робеспьер находился под сильным влиянием Руссо, хотя уверенность Робеспьера в использовании террора не опиралась на идеи Руссо.

    Среди других основных убеждений эпохи Просвещения был деизм, основанный на вере в Культ Высшего Существа, установленный Робеспьером. Деизм верил в то, что Вселенная была разумной и могла быть понята без помощи человеческого разума. Хотя деизм не пошёл так далеко, как атеизм, его учение было сосредоточено на человеке, а не на божественном.

    Все эти убеждения были вызваны сдвигом в религиозном мышлении. На место традиционной веры и убеждений поставили «разум». Из этого возникла новая концепция обожествления человека и терпимость ко всем видам зла, которые возникают из-за необузданных человеческих желаний.

    Французский оккультист XIX века Элифас Леви объяснил характер некоторых из этих сект в своей книге 1860 года «История магии». Он назвал их «повстанцами против иерархического порядка» и отметил, что вместо моральной трезвости традиционной религии они искали «чувственные страсти» и «разврат», которые питали их желание уничтожить всю социальную иерархию вплоть до структуры семьи.

    Неста Вебстер писала, что у этих сект было два направления: эзотерическое и политическое. Они использовали извращение, чтобы связать людей с системой, которая затем действовала, чтобы «скрыть все признанные идеи морали и религии».

    Все эти идеи были отражены в работах Маркса и Энгельса. Они заявили в «Коммунистическом манифесте», что их новая система «отменяет всю религию и всю мораль».

    Солженицын отметил, что до коммунистической революции в России «вера была формирующей и объединяющей силой нации», а религиозная культура была моральной основой, которая объединяла общество.

    «Я помню, что многие пожилые люди давали следующее объяснение великих бедствий, которые постигли Россию: люди забыли Бога, вот почему всё это произошло», — сказал он.

    После более чем 50-летнего исследования, проведения интервью и написания истории коммунистической революции он сказал: «Если бы меня попросили сегодня сформулировать в максимально сжатом виде основную причину разрушительной революции, которая поглотила около 60 миллионов наших людей, я не мог бы сказать более точно, чем повторить: люди забыли Бога, вот почему всё это произошло».

    Коммунизм, по оценкам, привёл к гибели по меньшей мере 100 миллионов человек, но его преступления не были перечислены, и его идеология по-прежнему сохраняется. EpochTimes стремится раскрыть историю этого движения, которое было источником тирании и разрушения с самого начала своего возникновения.

    Версия на английском

    3
    1
    1
    0
    0
    0
    Clapping
    Angry
    Nogood
    Heart eye
    Haha
    Sad

    по теме:

    #История Коммунизма